Казбек Губиев пришел в Осетинский театр, потому что он был его домом.

21.07.2017

Назвать себя большим театралом не могу – врать не привык. Но как любой осетин вырос в почитании легендарных актеров осетинского театра: Владимира Тхапсаева, Серафимы Икаевой, Николая Саламова, Коста Сланова, Владимира Баллаева, Елены Туменовой.
Им на смену приходили другие, и их тоже любили, называя как своих братьев, сыновей, друзей – Бибо Ватаев, Костя Бирагов, Маирбек Икаев, Орзетта Бекузарова.
Осетинский театр, как, впрочем, и остальные учреждения культуры, оказался меньше всего приспособлен к «рыночным» временам. Да разве должен?
Был период, о котором многие помнят, когда театр не работал несколько месяцев. Просто не работал, потому что обнищал настолько, что … не работал. Софиты лежали на сцене, актеры от безделья играли в домино и карты.
И в такой театр пришел Казбек Губиев. Не потому, что он был кризисным менеджером. Казбек пришел в Осетинский театр, потому что он был его домом. Молодым выпускником Щукинского училища актер Губиев приехал в театр и рос, глядя на легендарные постановки «Отелло», «Батайы фырттае», «Король Лир», «Гамлет», «Фыдаелты намыс». Он оставил созданный им коллектив, потому что как актер, как режиссер, как осетин, наконец, понимал, что неработающий национальный театр – это край пропасти.
С 2009 года, а именно тогда Казбек Губиев стал художественным руководителем, театр стал возвращаться к жизни, ставить спектакли по пьесам осетинских, в первую очередь, русских и мировых классиков. Преданный зритель снова вернулся в родной театр, к любимым актерам.
На авторитете Губиева, Заслуженного артиста России, председателя Союза театральных деятелей РСО-Алания, не раз и не два проходили гастроли на нашей сцене прославленных трупп Вахтанговского театра, Российского академического молодежного театра.
Осетинская труппа выезжала и собирала восторженные отзывы, донося до зрителей различных регионов большой страны культуру осетинского народа.
Владикавказ становился местом проведения театральных фестивалей самого широкого формата, а площадкой, собиравших театральные коллективы, становился Осетинский театр во главе с Казбеком Губиевым. Одна только «Сцена без границ» прошла семь раз.
При Губиеве в Осетинском театре каждый сезон были премьеры. Две, три, а то и шесть. Без этого нет творчества. Актер должен расти, пробовать себя в разных ролях. А еще артист любит добрые слова. При Губиеве десятки актеров Осетинского театра получили почетные звания и заслуженные награды.
Отдельно надо сказать о Союзе театральных деятелей, который в течение нескольких лет собрал вокруг себя огромное волонтерское движение, около 5 тыс. человек: артисты, спонсоры, члены общественных организаций, студенты и просто люди, неравнодушные к чужой беде.
Под руководством Губиева республиканский СТД провел много благотворительных мероприятий. Это и уникальный инклюзивный проект «Театральная неотложка», это многочисленные Республиканские и Всероссийские акции в поддержку ветеранов Великой Отечественной войны, инвалидов, детей и семей, попавших в трудную жизненную ситуацию, детей сирот и многодетных семей. Даже одно участие в мероприятиях подобного рода дорогого стоит. И для тех, кто их проводит, и для тех, кому они проводят.

Кто станет спорить с тем, что каждый должен делать то, что он умеет, то, что приносит результат. Результаты и творческой, и воспитательно-образовательной деятельности Казбека Губиева, наконец, были оценены и медалью «Во Славу Осетии», которая, как известно, присуждается «за высокие достижения в социально-культурной, общественной и благотворительной деятельности».
Казбек Губиев – выпускник знаменитой Щуки, актер, режиссер, Заслуженный артист России, смог вывести национальный театр из кризиса, смог вернуть интерес к осетинскому театральному искусству у российского зрителя.

Почему Руслан Мильдзихов, министр культуры республики, не может и не хочет понять того, что Губиев на своем месте? Почему пресловутые 12% стали причиной увольнения только Губиева? Не секрет, что все остальные руководители подведомственных Минкульту организаций как получали, так и продолжают получать эту надбавку. (И слава Богу! Отдельное спасибо тому министру, который ввел эти копейки!)
Почему же они не понимают друг друга?
Может, потому, что менеджер по продажам и творческий работник говорят на разных языках?
Наверно, Мильдзихов – хороший человек. Я его не знаю.
Но мне хотелось бы видеть на посту министра культуры такого человека, который бы ценил то, что было сделано до него. И предыдущими министрами, и актерами, и музыкантами, и танцовщиками.
Тех людей, которые позволяли мне надеяться на то, что и мои дети, и их сверстники вырастут в уважении к осетинской театральной, танцевальной и музыкальной культуре.